Статья 5. Универсальная схема обсуждения тренировки и соревнования.

Тихвинская Евгения

Я уже описывала в нескольких статьях этот приём, но в последнее время стала думать, что он заслуживает отдельного обсуждения. Это самый простой и самый универсальный, и может быть, даже самый действенный приём в моём арсенале инструментов спортивного психолога.

И, я думаю, именно в силу своей простоты и универсальности, он также заслуживает того, чтобы перекочевать в арсеналы родительских приёмов воспитания и даже в родительский арсенал приёмов саморегуляции.
Один из часто задаваемых родителями юных спортсменов вопросов: «Как разбирать с ребёнком его ошибки на тренировках и соревнованиях? И надо ли вообще это делать?» (И добавляют: «А как не делать, если видно, что он не слушает (или не понял) то, что говорит тренер?»).
В последнее время участие родителей в тренировочном процессе ребёнка чрезвычайно увеличилось. (И об этом уже написана не мною хорошая статья. Ссылка на статью). Нередки ситуации, когда родители присутствуют на тренировке, наблюдают тренировочный процесс, и конечно, в силу своей взрослости, опыта, интеллекта родителям часто понятнее, чем самому спортсмену то, что говорит тренер. (Или им так кажется). Из чего и возникают вышеуказанные вопросы.
Ответы будут следующие:
Во-первых, конечно, «разбор полётов», и любые комментарии по поводу успешности или неуспешности выполнения тех или иных упражнений на тренировке – это компетенция тренера. И вопрос вашего доверия тренеру в том, что он способен выполнить свою тренерскую работу и решить свои тренерские задачи.
Как правило, в основе стремления родителей детально обсуждать со спортсменом и оценивать тренировку лежат именно различные виды недоверия тренеру. Родители могут считать, что тренер не замечает именно их ребёнка, не дорабатывает с ним, объясняет всё кому-то другому, на кого он больше поставил. Родители могут не доверять педагогической компетенции тренера, считая, что его (тренера) работа – один раз показать и рассказать, а уж дойдёт ли до ушей и прочих частей тела информация – это вне сферы ответственности тренера. Ну, и, наконец, родители маленьких детей, начальных годов обучения беспокоятся за то, что детей на тренировке много, может быть до 50 чел, и они почти всегда отвлекаются и почти никогда не понимают правильно тренерские инструкции.
О какой бы из этих ситуаций не шла речь, стремление родителя делать тренерскую работу, компенсировать кажущиеся или реальные недоделки тренера в большинстве случаев создаёт ситуацию конкуренции тренера и родителя. И эта конкуренция возникает не только в реальности, она продолжается в голове у спортсмена. Он переживает двойное давление, ему не выбрать, кого слушать, он вынужден решать не свойственные ему задачи, перегружающие психику: как утрясти и разместить в голове информацию от родителя и информацию от тренера, на установках кого из них фокусироваться в данный момент и пр. Усвояемость тренерских инструкций, а так же спортивной техники и тактики от этого не улучшается, как правило. То есть опять неэффективно тратим силы.
Как в этой ситуации остаться именно в родительской роли, в поле родительских компетенций, как помочь спортсмену, не конкурируя с тренером? (Кстати, перед психологом тоже стоит аналогичная задача, и именно из решения этой задачи родились рекомендации, которые я собираюсь предложить.)
Я предлагаю следующее:
1. Не оценивать со своей точки зрения качество тренировки ребёнка и качество выполнения отдельных заданий, вернее не делиться своим мнением по этому поводу. (Исключением могут быть ситуации, когда ребёнок вас об этом заранее просит и с вами об этом договаривается). Отдайте «кесарю кесарево», то есть тренеру тренерское.
Поверьте, в работу тренера заложено то, что спортсмены часто не усваивают приём или движение с первого раза. Более того, и не должны. И ваши объяснения здесь не помогут. (Если бы помогали, вы бы не читали этот текст, скорее всего).
2. Как родитель, вы можете интересоваться мнением, переживаниями, мыслями спортсмена по поводу тренировки.
То, что вы можете делать как родитель (и это желательно) – это способствовать осознаванию, (а значит лучшему усвоению), ребёнком того, что он делал на тренировке, что у него получилось, а что не получилось. (Имея в виду абсолютную нормальность того, что что-то не получается. Что-то всегда должно не получаться, иначе вы не находитесь в зоне своего развития.)
Способствовать осознаванию – это значит задавать вопросы, а не давать ответы. Интересоваться, а не вдалбливать. Как?
Для начала, попросите ребёнка рассказать, что делали на тренировке. Многие дети, кстати, нередко вообще не запоминают, что делали. Это не то чтобы очень плохо, но и не хорошо. Не нужно подсказывать, лучше проявите доброжелательную устойчивость: «Да, ладно, не помнишь, что-нибудь да помнишь. Хотя бы одно что-то. Что было вначале, что в середине, что в конце? Было ли что-то весёлое? А что было трудное?»
Особенно этот первый этап полезен для маленьких детей. Пока они пытаются рассказать вам, найти слова, они мысленно ещё раз представляют движения, а значит улучшается запоминание, укрепляются связи между соответствующими клетками головного мозга, нервный импульс «запоминает дорогу» для возбуждения нужной комбинации нервных клеток, и соответственно напряжения нужных мышц в нужной комбинации. В общем эффект идеомоторной тренировки «в режиме лайт». Для подростков зачастую имеет смысл пропускать этот первый этап, если спортсмен сам его спонтанно не делает.
Затем попросите своего юного спортсмена относительно прошедшей тренировки назвать 2 своих действия, которые у него получились хорошо (или лучше чем обычно, или лучше, чем остальное). Другими словами две вещи, за которые он может себя похвалить, которыми доволен. Два плюса. (Только проследите, чтобы ответы были связаны именно с его собственной активностью, а не с приятной внешней стимуляцией).
Именно два. Если называет больше – попросите выбрать два наиболее важных с его точки зрения (и не критикуйте его выбор). Если говорит «не знаю» или «ничего хорошо не получалось», опять-таки проявите доброжелательную и спокойную устойчивость. Не выясняйте «почему» и «как это так», а просто скажите: «что-то точно было, что-то получалось». Может быть что-то незначительное, мелкое, простое, разминочное. Может быть, получалось ещё не достаточно хорошо, но лучше, чем обычно. Может быть, не движение, а пол-движения. Если назвал одно (один плюс), скажите: «Здорово, видишь, одно хорошее действие вспомнил, значит и ещё что-то одно найдётся!»
Смысл вышеописанного в создании возможности для уверенности, которая суть умение опираться на свой опыт успеха, то есть уметь выделять этот опыт из потока событий и фокусировать на нём своё внимание, если есть нужда в поддержке. Приучив делать это регулярно, вы сформируете привычку к уверенности. Этот этап (два плюса) важен для любого возраста и не пропускается ни при каких условиях.
После того, как создан фундамент уверенности (два плюса – это как две опоры под двумя ногами), можно и об ошибках поговорить. Вернее о том, «что можно было бы сделать лучше», последняя формулировка предпочтительнее.
То есть, вы спрашиваете своего спортсмена: «А можешь ли ты теперь назвать две вещи, вернее два своих действия, которыми ты не очень доволен, которые можно было лучше сделать?» То есть, два минуса. Минусы обычно называют и вспоминают легче и проще, и многие спортсмены стремятся начать рассказ о тренировке именно с минусов. Тем не менее, я рекомендую настаивать именно на такой последовательности: сначала два плюса, и только затем два минуса.
Причина простая – начинать с минусов привычнее, но такое начало сопровождается работой психологических защит, чтобы сохранить самооценку. Разговор часто будет поверхностным, рациональным, слегка напряжённым, с оттенком формальности. Психологи называют такое состояние расщеплением (разум отдельно, тело и эмоции отдельно), говоримое не проживается, на всякий случай, чтобы избежать болезненности.
Если же сначала заметить и проговорить плюсы – человек обретает базу для позитивной самооценки, перестаёт ощущать угрозу самооценке, расслабляется, и с большей вероятностью целостно проживает то, что говорит, (так чтобы в этом и разум, и тело, и эмоции участвовали).
Это всё. Необходимо и достаточно. Два плюса и два минуса. Ассимилирует опыт, балансирует самооценку, формирует уверенность, увеличивает сознательность, создаёт основу для постановки микро-целей на следующие тренировки. Попробуйте)
Поскольку вы не высказываете своего мнения, а лишь спрашиваете спортсмена – вы не пересекаете сферу компетенции тренера, вы просто интересуетесь своим ребёнком. Если же вы наблюдали тренировку, и вам кажется, что у спортсмена должны были быть другие ответы на эти простые вопросы, если вы видите не так, как он, – предоставьте ему самому возможность прийти к нужному мнению и видению. Дайте ему на это время, не обязательно перебивать его формирующееся самосознание своей «правильной» точкой зрения. Конечно, вы лучше знаете. (Вы – молодец!!!) Но не торопитесь конкурировать со своим ребёнком, в том кому виднее тренировку. Вспомните о «втором правиле воспитания», и если это ошибка, дайте ему возможность со временем самому её заметить и исправить.
Что после такого обсуждения? Пауза. Наблюдайте, смотрите, слушайте. Может быть, продолжение пока не нужно. Зависит от потребности спортсмена, от того, как он её проявляет. Возможно обсуждение микроцелей на следующие тренировки, опять же сохраняя принцип: вы спрашиваете, будущий чемпион старается сформулировать своё мнение, свои гипотезы, которые ему будет интересно проверить в микроэкспериментах на тренировке. Торопить переход к обсуждению целей не стоит.
Естественно, всё вышеописанное работает при условии, что ваш ребёнок в принципе расположен к разговору с вами, не боится вас, не злится на вас, и не стремится в данный момент к более интересным для него вещам. То есть для него этот разговор также приятен и интересен, как и для вас, а не является формой допроса или принудиловки. (А о том, как вообще создавать контакт с ребёнком – можно читать книги Ю.Б. Гиппенрейтер, там всё написано).
Универсальность шаблона «два плюса, два минуса» заключается в том, что с его помощью обсуждается также и любое выступление на соревновании, причем неважно был ли результат победным или провальным, последовательность та же: 2+,2-. Да и вообще, шаблон этот годится не только для спортивной деятельности, а для любой, где есть мотив достижения.
Если речь идет о подростковом возрасте и заявлены (обсуждены со спортсменом) особая актуальность технической, тактической, физической или психологической подготовки – можно шаблон «2+, 2-» использовать отдельно для этих видов подготовки. То есть «назови две вещи, которые тебе сегодня удались лучше прочего по части психологии», и если спортсмен называет технические вещи – вы уточняете: «А какие психологические умения ты использовал, что бы это получилось»?
И ещё, если вы не до конца понимаете, как это будет работать с вашим юным спортсменом – попробуйте эту схему для себя, скажем, каждый день (вечер) в течение недели. Например, относительно своей профессиональной деятельности, а ещё полезнее – относительно своей деятельности как родителя. И напишите в комментариях к статье, какой заметили эффект относительно себя.
Схема:
«+»:
1. _______________
2. _______________
«-»:
1. _______________
2. ______________
Удачи :)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить